info@dmir.life +7 (922) 206 52 72 Для слабовидящих ПОМОЧЬ

Любовь к жене сделала Голицына меценатом 25.12.2018 21:02

У Дмитрия Михайловича Голицына много почетных званий – военный, дипломат, меценат, коллекционер, основатель первой частной больницы. Он продолжил княжеский род, получил блестящее домашнее образование, стал генерал-фельдмaршалом и возглавил военную коллегию. После непродолжительной службы был переведен в дипломатический корпус, назначен камер-юнкером, а вскоре и камергером. Вельможа свободно владел иностранными языками и в тридцатидевятилетнем возрасте, в 1760 году, удостоился статуса французского, а потом австрийского посла.

Тогда между этими странами шла семилетняя война, которая могла закончиться успешно, если бы император Петр III ни встал на сторону Пруссии, ни вышел из войны и ни подписал сепаратный мир с прусским королем. Подобными действиями он нарушил перечень договоренностей с Францией и Австрией, которые пришлось урегулировать Голицыну. Благодаря своей мудрости и обходительности посол уладил все вопросы, сохранил дружбу с императрицей Австрии и вернул позитивный настрой в русско-австрийских отношениях.

В 1751 году себе в жены князь выбрал дочь молдавского государя Екатерину Кантемир. Несмотря на сомнения девушки по поводу выхода замуж из-за бесплодия, будущий супруг оказался настойчив, и она приняла его предложение. Свадьба была пышной, на ней присутствовали сама Елизавета Петровна, русская знать, чиновники, послы иноземных государств. В знак уважительного отношения к князю, жене было присвоено звание действительной статс-дамы, это явление было исключением из правил при царском дворе, поскольку такое почтение отдавалось лишь незамужним барышням.

Брак был наполнен теплом и любовью, о чем Дмитрий Михайлович с восторгом и гордостью писал своему брату. Оба супруга были верны друг другу, уединялись в поместье Петербурга, но в связи с состоянием здоровья Екатерины переехали в Париж, где климат мягче, а медперсонал более квалифицированный. Ради семейного счастья князь подал в отставку и отправился за переделы родины.

В столице Франции пара обладала открытым домом, в котором принимала гостей и удивляла их изысканным вкусом. Княгиня отличалась красотой, имела музыкальную одаренность, прекрасно пела, чем восхищала парижский свет. Она была приближена к королеве и допущена в ее спальню без официального на то разрешения. Позже Голицын  уже в качестве русского посла в Париже отправится с женой в Версаль, где та производит столь же яркое впечатление.

С каждым годом здоровье Екатерины Дмитриевны ухудшалось. Ни ранг семьи, ни огромное количество связей, ни врачебная сила не могли изменить ситуацию к лучшему. Любящий муж оставил все служебные дела и находился рядом с супругой, которая, увы, быстро скончалась на его руках, оставив завещание. Оно гласило о том, что значительная часть имущества переходит мужу, другая же немалая часть предназначалась для развития российского акушерства. Проценты с этой суммы шли на ежегодное обучение московских студентов в Страсбургском университете.

Исполняя последнюю волю жены, Дмитрий Михайлович возводит лечебницы в России и Европе, оказывал материальную помощь студентам медицинских факультетов и молодым врачам. Кроме того, он покровительствовал западным художникам, продолжая еще одну традицию покойной супруги, коллекционировал картины старых мастеров. За десятилетнее пребывание в Европе князь принял участие во многих аукционах, благодаря чему собрал галерею немыслимых размеров.

Культурное наследие семьи составило 300 картин, авторы которых известны всему миру: Рубенс, Тициан, Рафаэль, Рембрандт, Саутман, Карраччи, Караваджо, Клере и другие представители искусства Германии, Франции, Италии.

До последнего дня своей жизни князь Голицын сохранял чувство верности к своей жене и больше не состоял в браке, поэтому не имел детей. Все свое состояние он завещал своим двоюродным братьям и племянникам, которые взяли обязательство довести дела брата до конца. Главным желанием князя было строительство больницы в Москве в память об умершей жене.

Брат – Александр Михайлович – занялся организацией строительства больницы, проектировщиком которой был известный архитектор В. И. Баженов, а непосредственным процессом возведения здания руководил архитектор М. Ф. Казаков. Обеспечение больницы в дальнейшие годы легло на плечи генерал-губернатора Москвы. После смерти Александра Михайловича дело рода продолжил младший из братьев Михаил Михайлович, а затем Михаил Федорович.   

Больница, построенная на деньги Голицыных, имела большое историческое значение. Она считалась первой частной больницей, где могли бесплатно лечиться малоимущие граждане, не имеющие званий и титулов. На тот момент больница была оснащена самыми передовыми приборами и медицинской техникой. Каждый из братьев вносил в функционирование больницы не только материальные сбережения, но и свое непосредственное участие. Содержать больницу было очень дорогостоящим мероприятием, поэтому часть коллекции картин пришлось продать, оставшаяся часть картин была выставлена на первом этаже больницы, чтобы пациенты могли посещать выставку и духовно обогащаться.

На протяжении всей истории страны это здание имело медицинское назначение, даже сейчас в нем находится Голицынский корпус первой городской клинической больницы.

Вера Семченкова

Остались вопросы?Напиши нам и получи ответ в течение часа

Настоящим подтверждаю, что я ознакомлен и согласен с условиями политики конфиденциальности и пользовательского соглашения.
Закрыть форму Отправить